Arms
 
развернуть
 
672002, Забайкальский край, г. Чита, ул. Ленинградская, д. 100
Тел.: (3022) 31-60-40
2vovs.cht@sudrf.ru vsovs@mail.ru
показать на карте
672002, Забайкальский край, г. Чита, ул. Ленинградская, д. 100Тел.: (3022) 31-60-402vovs.cht@sudrf.ru vsovs@mail.ru
ОФИЦИАЛЬНАЯ НОВОСТНАЯ ЛЕНТА СУДА И ПОДВЕДОМСТВЕННЫХ ГАРНИЗОННЫХ ВОЕННЫХ СУДОВ:
 
 

КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

672002, г. Чита,

ул. Ленинградская, д. 100

Тел.: (3022) 31-60-40

2vovs.cht@sudrf.ru vsovs@mail.ru

 

Постоянное судебное присутствие:

630117, г. Новосибирск,

ул. Арбузова, д. 14

тел.: (383) 306-32-00

ВРЕМЯ РАБОТЫ СУДА

(г.Чита)

Понедельник - четверг:

08.15 - 17.15 

Пятница: 

08.15 - 16.00 

Обеденный перерыв:

13.00 - 13.45 

Выходные дни:

суббота, воскресенье


ВРЕМЯ РАБОТЫ

Постоянного судебного присутствия (г. Новосибирск)

Понедельник: 

08.00 - 17.00 

Вторник - четверг: 

08.00 - 16.30

Пятница:

08.00 - 16.00 

Обеденный перерыв: 

12.00 - 12.30 

Выходные дни: 

суббота, воскресенье

ПРИЁМ ГРАЖДАН:

ПРИЁМНАЯ (г.Чита)

Каб. 102, тел. (3022) 36-33-66

Ежедневно (кроме выходных и праздничных дней) в течении всего рабочего дня


ПРИЁМНАЯ (г.Новосибирск)

Каб. 105, тел. (383) 306-31-70

Ежедневно (кроме выходных и праздничных дней) в течении всего рабочего дня

Обзоры судебной практики
Обзор апелляционной практики по уголовным делам за 2 полугодие 2022 года

Обзор

апелляционной практики 2-го Восточного окружного военного суда

по уголовным делам за второе полугодие 2022 года

 

1. Статистические показатели

 

За второе полугодие 2022 года гарнизонными военными судами, подведомственными 2-му Восточному окружному военному суду, рассмотрено 663 уголовных дела и материала, что на 21,4 % меньше, чем во втором полугодии 2021 года (843).  

Во втором полугодии 2022 года в апелляционном порядке окружным военным судом рассмотрено 88 дел и материалов, в то время как в аналогичном периоде 2021 года – 145. При этом из расчёта от общего количества рассмотренных уголовных дел и материалов их количество уменьшилось на 3,9 %.

Как показывает анализ апелляционной практики, стабильность судебных решений военных судов гарнизонного звена во втором полугодии 2022 года по сравнению с аналогичным периодом 2021 года увеличилась на 0,4 %, а утверждаемость уменьшилась на 2,1 %.

В частности, во втором полугодии 2022 года судебные решения были отменены по 2 делам и материалам, а изменены – по 15. Таким образом, стабильность приговоров и судебных постановлений составила 97,4 %, а утверждаемость – 80,7 %.

В аналогичном же периоде 2021 года подверглись корректировке 25 приговоров и судебных постановлений, из которых 9 были отменены, а изменены – 16 и, следовательно, стабильность составляла 97 %, а утверждаемость – 82,8 %

Основаниями отмены или изменения приговоров, иных обжалуемых судебных решений в апелляционном порядке явились:

-  неправильное применение уголовного закона – по 9 делам ( 53%);

- нарушение уголовно-процессуального закона – по 8 делам и материалам (47 %).

 

О характере и причинах ошибок, допущенных судами при рассмотрении уголовных дел и материалов, можно судить по приведённым ниже примерам.

 

2. Ошибки в применении норм уголовного закона

 

Назначение наказания

 

Сам по себе факт осуждения виновного за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления не служит безусловным основанием для лишения воинского звания в порядке, предусмотренном ст. 48 УК РФ.

В соответствии с ч. 4 ст. 7 УПК РФ и ч. 1.1 ст. 63 УК РФ выводы суда о признании совершения преступления в состоянии опьянения в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, должны быть мотивированы в приговоре.

 

По приговору Томского гарнизонного военного суда от 5 апреля 2022 года <звание> <C> осуждён к лишению свободы: по ч. 1 ст. 131 УК РФ на срок 4 года, на основании ст. 48 УК РФ с лишением воинского звания <…>; по ч. 1 ст. 132 УК РФ на срок 4 года, на основании ст. 48 УК РФ с лишением воинского звания <…>.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний <C> назначено окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 5 лет в исправительной колонии общего режима. На основании ст. 48 УК РФ <C> лишён воинского звания <…>.

Окружной военный суд приговор изменил по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 48 УК РФ суд при осуждении за совершение тяжкого и особо тяжкого преступления с учётом личности виновного может лишить его воинского звания и государственных наград.

В силу ст. 45 УК РФ данное наказание может быть назначено только как дополнительное. Применение его является правом, а не обязанностью суда.

Следовательно, сам по себе факт совершения тяжкого и особо тяжкого преступления не может служить основанием для лишения воинского звания. При решении этого вопроса суд должен учитывать и данные о личности виновного.

Вопреки этому требованию закона, суд назначил <C> дополнительное наказание в виде лишения воинского звания по мотивам только характера и тяжести содеянного. При этом суд не учёл данные о личности <C>, который ранее к уголовной ответственности не привлекался.

Кроме того, вызывает сомнение целесообразность лишения военнослужащего воинского звания <…>.

Таким образом, назначение осуждённому дополнительного наказания в виде лишения воинского звания не вызывалось необходимостью, и достаточных мотивов его назначения в приговоре не приведено.

Также при назначении наказания <C> суд в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, признал совершение каждого из преступлений в состоянии алкогольного опьянения.

В соответствии с ч. 1.1 ст. 63 Уголовного кодекса РФ суд, назначающий наказание, в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного может признать отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя.

При этом согласно разъяснениям, содержащимся в п. 31 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2015 г. № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», само по себе совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, не является основанием для признания такого состояния обстоятельством, отягчающим наказание. В описательно-мотивировочной части приговора должны быть указаны мотивы, по которым суд пришел к выводу о необходимости признания указанного состояния лица в момент совершения преступления отягчающим обстоятельством.

Как следует из приговора, состояние алкогольного опьянения суд признал отягчающим наказание обстоятельством, поскольку «на формирование у <C> решения о совершении преступлений повлияло его состояние опьянения», однако не привёл никаких убедительных мотивов, по которым он пришёл к такому заключению.

Из протокола судебного заседания усматривается, что суд данное обстоятельство не исследовал и не указал в приговоре, каким образом данное состояние повлияло на поведение виновного при совершении преступления.

При таких данных суд апелляционной инстанции приговор изменил,  исключил из него указания о лишении осуждённого воинского звания рядовой и о признании обстоятельством, отягчающим наказание, совершение <C> преступлений в состоянии алкогольного опьянения, смягчив назначенное ему наказание, как за каждое совершённое преступление, так и по совокупности.

 

В соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ лицам, осужденным за преступления, совершённые по неосторожности, отбывание наказания назначается в колонии-поселении. Суд может назначить указанным лицам отбывание наказания в исправительных колониях общего режима с учётом обстоятельств преступления и личности виновного.

 

По приговору Красноярского гарнизонного военного суда от 23 июня 2022 года <звание> <М> осуждён по п. «а» ч. 6 ст. 264 УК РФ к лишению свободы на срок 8 лет в исправительной колонии общего режима, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, на срок 2 года 6 месяцев.

Назначая <М> отбывание наказания в исправительной колонии общего режима как лицу, совершившему тяжкое преступление по неосторожности, суд не принял во внимание следующее.

В соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ лицам, осужденным за преступления, совершённые по неосторожности, отбывание наказания назначается в колонии-поселении. Суд может назначить указанным лицам отбывание наказания в исправительных колониях общего режима с учётом обстоятельств преступления и личности виновного.

Согласно разъяснениям, содержащимся в подп. «а» п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 года № 9 «О практике назначения и изменения судами видов исправительных учреждений», при совершении лицом преступления по неосторожности вид исправительного учреждения следует назначать по правилам, предусмотренным п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ, независимо от срока наказания и предыдущих судимостей.

Совершённое <М> преступление, предусмотренное п. «а» ч. 6 ст. 264 УК РФ, по форме вины относится к неосторожным.

Каких-либо мотивов назначения <М> отбывания лишения свободы в исправительной колонии общего режима, как того требуют положения п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ, описательно-мотивировочная часть приговора не содержит.

При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции приговор изменил, определив отбывание <М> наказания в виде лишения свободы в колонии-поселении, а также в силу положений п. «в» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ зачёл время его содержания под стражей до дня вступления приговора в законную силу в срок лишения свободы из расчёта один день содержания под стражей за два дня отбывания наказания в колонии-поселении.

 

В силу требований, предусмотренных п. 4 ст. 307 УПК РФ, описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать мотивы решения всех вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания, в том числе о применении положений ч. 1 ст. 62 УК РФ.

 

По приговору Новосибирского гарнизонного военного суда от 29 декабря 2021 года <звание> <З> осуждён к лишению свободы: по ч. 3 ст. 285 УК РФ на срок 3 года, с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением организационно-распорядительных полномочий на государственной службе и в органах местного самоуправления на срок 3 года; по ч. 6 ст. 290 УК РФ (в ред. Федерального закона от 3 июля 2016 года № 324-ФЗ), с применением ст. 64 УК РФ, на срок 4 года, без штрафа, с лишением права занимать должности связанные с осуществлением организационно-распорядительных полномочий на государственной службе и в органах местного самоуправления на срок 3 года, с лишением в соответствии со ст. 48 УК РФ воинского звания подполковник запаса.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний <З> назначено окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 5 лет в исправительной колонии строгого режима, с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением организационно-распорядительных полномочий на государственной службе и в органах местного самоуправления, на срок 4 года, с лишением на основании ст. 48 УК РФ воинского звания подполковник запаса.

Апелляционным определением окружного военного суда приговор в части назначенного <З> наказания по ч. 3 ст. 285 УК РФ изменён по следующим основаниям.

Судом первой инстанции в качестве обстоятельств, смягчающих наказание, признаны явка с повинной <З>, его активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других участников, розыску имущества, добытого в результате его совершения (п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ).

Обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено.

В соответствии с ч. 1 ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьёй Особенной части УК РФ.

В силу правовой позиции, сформулированной в п. 35 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2015 года № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», суд обязан мотивировать применение норм, ограничивающих срок или размер наказания определенной частью наиболее строгого вида наказания, в описательно-мотивировочной части приговора.

Между тем суд назначил наказание осуждённому без применения положений ч. 1 ст. 62 УК РФ.

При таких обстоятельствах окружной военный суд снизил размер назначенного осуждённому <З> наказания по ч. 3 ст. 285 УК РФ до 2 лет 6 месяцев лишения свободы, а также по совокупности преступлений.

 

Аналогичная ошибка допущена при вынесении приговора Улан-Удэнского гарнизонного военного суда от 20 июля 2022 года в отношении <звание> <Н>, осуждённого по пп. «б» и «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ.

 

Суд, назначая наказания за покушения на преступления, в приговоре на применение положений ч. 3 ст. 66 УК РФ не сослался.

В силу ст. 246 и п. 2 ст. 254 УПК РФ полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства, а также изменение обвинения в сторону смягчения, предопределяет принятие судом соответствующего решения.

По приговору Кяхтинского гарнизонного военного суда от 6 мая 2022 года <звание> <М> осуждён к лишению свободы: по ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 3 ст  226 УК РФ на срок 5 лет, без штрафа и ограничения свободы, по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 222.1 УК РФ (в ред. Федерального закона от 24 ноября 2014 года № 370-ФЗ) на срок 1 год и штрафу в размере 40000 руб., по ч. 1 ст. 222 УК РФ  (в ред. Федерального закона от 24 ноября 2014 года № 370-ФЗ) на срок 1 год, без штрафа.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения <М> назначено окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 5 лет 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 40000 руб., который суд постановил исполнять самостоятельно.

Окружной военный суд приговор изменил по следующим основаниям.

В соответствии с положениями ст. 246 УПК РФ в случае, если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придёт к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части. Государственный обвинитель до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора может также изменить обвинение в сторону смягчения.

В ходе судебного разбирательства, государственный обвинитель, выступая в прениях, на основании исследованных в суде доказательств, предложил по преступлению, предусмотренному ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 3 ст. 226 УК РФ, снизить количество похищенного <М> взрывчатого вещества – чёрного дымного пороха, содержащегося в 287 капсюльных втулках <…>, установленных в латунных гильзах и предназначенных для выстрелов из орудий артиллерийских установок, с 1772 г до 474,3 г этого же пороха, содержащегося в 279 капсюльных втулках <…>.

Суд первой инстанции, не согласившись с мнением прокурора, хоть и снизил количество похищенного <М> взрывчатого вещества – чёрного дымного пороха, содержащегося в 287 капсюльных втулках <…>, установленных в латунных гильзах, но до 487,9 г.

Между тем в силу ст. 246 и 254 УПК РФ полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства, а также изменение обвинения в сторону смягчения предопределяет принятие судом соответствующего решения.

Кроме того, при назначении наказания судом были допущены следующие нарушения.

Согласно ст. 60 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьёй Особенной части УК РФ, и с учётом положений Общей части УК РФ.

При этом учитываются характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осуждённого и условия жизни его семьи.

В соответствии с ч. 3 ст. 66 УК РФ срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать трёх четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьёй Особенной части УК РФ за оконченное преступление.

Как следует из разъяснений, изложенных в п. 35 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2015 года № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», суд обязан мотивировать применение норм, ограничивающих срок или размер наказания определенной частью наиболее строгого вида наказания, в описательно-мотивировочной части приговора.

Суд указанные требования закона не учёл, в приговоре на применение положений ч. 3 ст. 66 УК РФ при назначении наказания за покушения на преступления не сослался.

Поскольку по преступлениям, предусмотренным ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 3 ст. 226 УК РФ и ч. 3 ст. 30,  ч. 1 ст. 222.1 УК РФ (в ред. Федерального закона от 24 ноября 2014 года № 370-ФЗ), судом назначены справедливые наказания, не превышающие сроки и размеры наказания, установленного ч. 3 ст. 66 УК РФ, суд апелляционной инстанции посчитал необходимым указать в описательно-мотивировочной части приговора только о применении ч. 3 ст. 66 УК РФ при назначении наказаний <М> за указанные преступления.

При этом оснований для снижения <М> наказания в связи с вносимыми выше изменениями суд апелляционной инстанции не усмотрел, поскольку назначенные осуждённому за данные преступления наказания являются справедливыми, соразмерными содеянному.

С учётом вышеизложенного, суд апелляционной инстанции приговор изменил, снизив количество похищенного <М> взрывчатого вещества – чёрного дымного пороха, содержащегося в 287 капсюльных втулках <…>, установленных в латунных гильзах и предназначенных для выстрелов из орудий артиллерийских установок, с 487,9 г до 474,3 г этого же пороха, содержащегося в 279 капсюльных втулках <…>, а также, указав в описательно-мотивировочной части приговора о применении ч. 3 ст. 66 УК РФ при назначении <…> наказания по ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 3 ст. 226 УК РФ и ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 222.1 УК РФ (в ред. Федерального закона от 24 ноября 2014 года № 370-ФЗ).

 

Неправильное назначение судом наказания по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ повлекло изменение приговора.

 

По приговору Читинского гарнизонного военного суда от 1 ноября 2022 года осуждены к наказанию в виде штрафа:

- <звание> <К> по ч. 3 ст. 160 УК РФ в размере 350000 руб., в соответствии с ч. 3 ст. 47 УК РФ, с лишением права занимать должности на государственной службе, связанные с осуществлением административно-хозяйственных полномочий на срок 2 года;

- <звание> <В> по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 160 УК РФ в размере 300000 руб.;

- <звание> <Ф> по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 160 УК РФ в размере 320000 руб.;

- <звание> <С> по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 160 УК РФ в размере 200000 руб.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний по настоящему приговору и наказания, назначенного по приговору Читинского гарнизонного военного суда от 28 июля 2021 года, назначено окончательное наказание в виде штрафа: <К> в размере 570000 руб., в соответствии с ч. 3 ст. 47 УК РФ, с лишением права занимать должности на государственной службе, связанные с осуществлением административно-хозяйственных полномочий, на срок 2 года; <В> в размере 620000 руб.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний по настоящему приговору и наказания, назначенного по приговору Читинского гарнизонного военного суда от 23 июня 2021 года, <Ф> назначено окончательное наказание в виде штрафа в размере 390000 руб.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний по настоящему приговору и наказания, назначенного по приговору Читинского гарнизонного военного суда от 22 июня 2021 года, <С> назначено окончательное наказание в виде штрафа в размере 290000 руб.

При этом штрафы, назначенные по вышеупомянутым приговорам от 22, 23 июня и 28 июля 2021 года, каждым из осуждённых, уплачены в полном размере.

Суд апелляционной инстанции внёс в приговор изменения по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ, по правилам, предусмотренным чч. 1-4 этой статьи, назначается наказание, если после вынесения судом приговора по делу будет установлено, что осуждённый виновен ещё и в другом преступлении, совершённом им до вынесения приговора суда по первому делу. В этом случае в окончательное наказание засчитываем наказание, отбытое по первому приговору суда.

В данном случае суду надлежало принять решение о назначении <К>, <В>, <Ф> и <С> наказания по совокупности совершённых им преступлений по настоящему приговору и, соответственно в отношении каждого, по приговорам этого же гарнизонного военного суда от 22, 23 июня и 28 июля 2021 года, согласно которым они были осуждены к штрафу: <К> по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 160 УК РФ в размере 250000 руб.; <В> по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 160 УК РФ в размере 350000 руб.; <Ф> по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 160 УК РФ в размере 100000 руб.; <С> по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 160 УК РФ в размере 120000 руб., а затем, каждому, зачесть в окончательное наказание сумму штрафа, уплаченную им в порядке исполнения приговоров от 22, 23 июня и 28 июля 2021 года, чего судом сделано не было.

С учётом этого приговор Читинского гарнизонного военного суда от 1 ноября 2022 года судом апелляционной инстанции был изменён и в окончательное наказание зачтено: у <К>, отбытое по приговору Читинского гарнизонного военного суда от 28 июля 2021 года наказание в виде штрафа в размере 250000 руб.; у <В>, отбытое по приговору Читинского гарнизонного военного суда от 28 июля 2021 года наказание в виде штрафа в размере 350000 руб.; у <Ф>, отбытое по приговору Читинского гарнизонного военного суда от 23 июня 2021 года наказание в виде штрафа в размере 100000 руб.; у <С>, отбытое по приговору Читинского гарнизонного военного суда от 22 июня 2021 года наказание в виде штрафа в размере 120000 руб.

 

Началом срока отбывания наказания следует признавать день вступления приговора в законную силу.

 

По приговору Красноярского гарнизонного военного суда от 28 июля 2022 года <звание> <Б> осуждён по ч. 1 ст. 338 УК РФ к лишению свободы на срок 2 года 6 месяцев в исправительной колонии общего режима.

В соответствии с ч. 7 ст. 302 УПК РФ, п. 9 ч. 1 ст. 308 УПК РФ в обвинительном приговоре с назначением наказания, подлежащего отбыванию осуждённым, суд должен определить начало исчисления срока наказания, а также принять решение о зачёте в срок наказания времени предварительного содержания под стражей.

Учитывая положения ст. 72 УК РФ о необходимости зачёта в срок лишения свободы времени содержания лица под стражей до вступления приговора в законную силу, началом срока отбывания наказания необходимо признавать день вступления приговора в законную силу (за исключением некоторых случаев).

В нарушение указанных требований закона суд исчислил осуждённому <Б> срок отбывания наказания с даты постановления  приговора, в связи с чем суд апелляционной инстанции приговор изменил, определив начало срока отбывания наказания не с даты вынесения приговора – 28 июля 2022 года, а со дня вступления его в законную силу, а также на основании п. «б» ч. 31 ст. 72 УК РФ зачёл в срок наказания осуждённому время нахождения его под стражей с 28 июля 2022 года по дату вступления приговора в законную силу.

 

3. Ошибки в применении норм уголовно-процессуального закона

 

Меры пресечения

 

Для правильного установления даты окончания срока содержания под стражей необходимо учитывать положения ст. 109 и ч. 2 ст. 128 УПК РФ.

 

Постановлением судьи Иркутского гарнизонного военного суда от 10 августа 2022 года удовлетворено ходатайство старшего следователя третьего военного следственного отдела Следственного комитета России по Центральному военному округу (далее – третий ВСО СК по ЦВО) <С> и <П>, обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 160 УК РФ, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу на срок 1 месяц 27 суток, то есть до 16 часов 55 минут 7 октября 2022 года с исчислением срока содержания под стражей с 8 августа 2022 года. 

Суд апелляционной инстанции постановление изменил, исходя из следующего.

Согласно ст. 109 УПК РФ сроки содержания под стражей исчисляются сутками и месяцами.

В соответствии с ч. 2 ст. 128 УПК РФ срок, исчисляемый сутками, истекает в 24 часа последних суток, а срок, исчисляемый месяцами, – в соответствующее число последнего месяца.

Как следует из разъяснений, изложенных в п. 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 года № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога»,  по смыслу ст. 109 УПК РФ сроки содержания под стражей исчисляются сутками и месяцами. Исходя из положений чч. 9 и 10 указанной статьи, течение срока содержания под стражей начинается в день заключения лица под стражу на основании судебного решения об избрании заключения под стражу в качестве меры пресечения либо в день задержания по подозрению в совершении преступления в порядке ст. 91 УПК РФ (час заключения лица под стражу в качестве меры пресечения либо задержания во внимание не принимается). Истекает срок в 24 часа последних суток срока независимо от того, приходится ли его окончание на рабочий или нерабочий день.

Судья гарнизонного военного суда при вынесении постановления эти требования закона не выполнил.

Приходя к выводу о необходимости избрания <П> меры пресечения в виде заключения под стражу, судья указал, что она избирается до 15 часов 55 минут 7 октября 2022 года, однако не учёл, что срок заключения лица под стражу истекает в 24 часа последних суток срока.

Следовательно, указание в постановлении времени, а именно часов и минут до которых избирается мера пресечения в виде заключения под стражу, ранее истечения последних суток срока, является излишним и не соответствует закону.

С учётом этого, окружной военный суд постановление судьи изменил, установив избранную <П> меру пресечения в виде заключения под стражу по 7 октября 2022 года, включительно.

 

Согласно требованиям ч. 2 ст. 255 УПК РФ срок содержания подсудимого под стражей в период со дня поступления уголовного дела в суд и до вынесения приговора не может превышать 6 месяцев. Когда на момент поступления уголовного дела в суд обвиняемый содержится под стражей, течение шестимесячного срока начинается в день поступления уголовного дела в суд.

 

<К> органами предварительного следствия обвиняется в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ.

Постановлением судьи Каслинского городского суда Челябинской области от 19 августа 2022 года <З> избрана мера пресечения в виде заключения под стражу на срок 2 месяца по 17 октября 2022 года, которая постановлением судьи Челябинского гарнизонного военного суда от 6 октября 2022 года ему продлена на 1 месяц 15 суток, а всего до 3 месяцев 15 суток, то есть по 1 декабря 2022 года включительно.

11 ноября 2022 года уголовное дело в отношении <З> поступило для рассмотрения в Красноярский гарнизонный военный суд.

Постановлением судьи Красноярского гарнизонного военного суда от 24 ноября 2022 года избранная в отношении подсудимого <З> мера пресечения в виде заключения под стражу оставлена без изменения, срок его содержания под стражей продлён на 4 месяца, а всего до 7 месяцев 15 суток, то есть по 1 апреля 2023 года включительно.

Исходя из положений ч. 2 ст. 255 УПК РФ, если заключение под стражу избрано подсудимому в качестве меры пресечения, то срок содержания его под стражей со дня поступления уголовного дела в суд и до вынесения приговора не может превышать 6 месяцев, за исключением случаев, предусмотренных частью третьей данной статьи. В случае, когда на момент поступления уголовного дела в суд, обвиняемый содержится под стражей, течение шестимесячного срока начинается в день поступления уголовного дела в суд, а не в день рассмотрения судом вопроса о мере пресечения в виде заключения под стражу или окончания срока содержания под стражей по предыдущему судебному решению.

Согласно разъяснениям, изложенным в п. 34 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 41 от 19 декабря 2013 года «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога», в случае, когда на момент поступления уголовного дела в суд, обвиняемый содержится под стражей, течение срока начинается в день поступления уголовного дела в суд, а не в день окончания срока содержания под стражей по предыдущему судебному решению.

Продлевая срок содержания обвиняемому <З> под стражей, судья ошибочно указал дату – по 1 апреля 2023 года, тогда как уголовное дело поступило в Красноярский гарнизонный военный суд для рассмотрения по существу 11 ноября 2022 года и, соответственно, течение предусмотренного законом шестимесячного срока началось именно с указанной даты.

С учётом приведённых обстоятельств, суд апелляционной инстанции постановление судьи Красноярского гарнизонного военного суда от 24 ноября 2022 года изменил, указав, что срок содержания <З> под стражей следует считать продлённым на 4 месяца со дня поступления дела в суд, то есть по 11 марта 2023 года.

 

Рассмотрение материалов в порядке ст. 125 УПК РФ

 

Согласно ст. 15 УПК РФ уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон, при этом суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

 

Постановлением судьи Абаканского гарнизонного военного суда от 5 августа 2022 года отказано в удовлетворении жалобы <Р>, поданной в порядке ст. 125 УПК РФ, о признании незаконным и необоснованным постановления заместителя руководителя военного следственного отдела по Абаканскому гарнизону от 4 мая 2022 года об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении командира воинской части.

В соответствии с ч. 3 ст. 125 УПК РФ судья проверяет законность и обоснованность действий (бездействия) и решений дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, прокурора не позднее чем через 5 суток со дня поступления жалобы в судебном заседании с участием заявителя и его защитника, законного представителя или представителя, если они участвуют в уголовном деле, иных лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением, а также с участием прокурора, следователя, руководителя следственного органа. Неявка лиц, своевременно извещенных о времени рассмотрения жалобы и не настаивающих на её рассмотрении с их участием, не является препятствием для рассмотрения жалобы судом.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 10 февраля 2009 года № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», в силу положений ч. 3 ст. 125 УПК РФ судья обязан обеспечить своевременное извещение о месте, дате и времени судебного заседания заявителя, его защитника, представителя (законного представителя), прокурора, участие которого является обязательным (п. 8 ст. 37 УПК РФ), руководителя следственного органа, следователя, осуществляющего расследование по делу, по которому принесена жалоба. Подлежат извещению иные лица, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением (п. 10).

Данное требование уголовно-процессуального закона не выполнено.

Как следует из заявления, <Р> обжалует постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении командира воинской части <Б>. Однако, в нарушение приведённой выше нормы закона, судья рассмотрел жалобу заявителя без вызова в судебное заседание <Б>, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым решением и участие которого является обязательным.

Допущенное судьёй нарушение уголовно-процессуального закона повлекло лишение гарантированных законом прав участников уголовного судопроизводства, в связи с чем, обжалуемое постановление не может быть признано отвечающим требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ.

В связи с вышеизложенным, суд апелляционной инстанции постановление судьи отменил, передав материал на новое судебное рассмотрение.

 

Процессуальные издержки

 

Согласно ч. 3 ст. 42 УПК РФ потерпевшему подлежат возмещению расходы, понесенные в связи с его участием в ходе предварительного расследования и в суде, включая расходы на представителя.

 

Постановлением судьи Борзинского гарнизонного военного суда от 22 июля 2022 года уголовное дело в отношении <звание> <В> по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 2 ст. 115 и ч. 1 ст. 119 УК РФ, а также гражданина <Е> по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ, прекращено на основании ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ, в связи с примирением сторон.

Процессуальные издержки в сумме 70386 руб. 7 коп., связанные с выплатой потерпевшим <Ч> вознаграждения адвокату <Д>, представляющего его интересы в суде, взысканы пропорционально с <В> и  <Е> в доход государства.

В удовлетворении требований <Ч> о взыскании процессуальных издержек, связанных с оказанием услуг представителем в ходе доследственной проверки и на предварительном следствии, на сумму 200000 руб., и в суде, на сумму 82000 руб., отказано.

Окружной военный суд, рассмотрев материалы дела в апелляционном порядке, установил следующее.

В соответствии с ч. 3 ст. 42 УПК РФ потерпевшему обеспечивается возмещение имущественного вреда, причинённого преступлением, а также расходов, понесённых в связи с его участием в ходе предварительного расследования и в суде, включая расходы на представителя, согласно требованиям ст. 131 УПК РФ.

На основании п. 1.1 ч. 2 ст. 131 УПК РФ к процессуальным издержкам относятся суммы, выплачиваемые потерпевшему на покрытие расходов, связанных с выплатой вознаграждения представителю потерпевшего. 

Эти требования закона суд в полной мере не учёл.

Отказывая в удовлетворении ходатайства потерпевшего <Ч> о возмещении процессуальных издержек, суд не учёл и правовую позицию Конституционного Суда РФ, изложенную в Постановлении от 13 мая 2021 года № 18-П «По делу о проверке конституционности ч. 3 ст. 131, ст. 132 УПК РФ, а также п. 30 Положения о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением дела арбитражным судом, гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда РФ в связи с жалобой гражданки Э.Р. Юровских».

Исходя из позиции Конституционного Суда РФ, при возмещении расходов при прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию, необходимо принимать во внимание следующее: при определении размеров возмещения надо исходить из того, что возмещению подлежат в полном объёме все необходимые и оправданные расходы на выплату вознаграждения представителю потерпевшего (в том числе до формального получения статуса потерпевшего), которые должны быть подтверждены документами, указанные расходы возмещаются за счёт средств федерального бюджета. Из права на судебную защиту вытекает общий принцип, согласно которому правосудие нельзя было бы признать отвечающим требованиям равенства и справедливости, если расходы, понесённые в связи с судебным разбирательством, ложились бы на лицо, пострадавшее от преступных действий лица, привлекаемого к уголовной ответственности. То есть, при возмещении расходов, понесённых потерпевшим, суд должен исходить из гарантий судебной защиты прав и свобод человека и гражданина и гарантировать потерпевшей стороне выплату вознаграждения представителю по уголовному делу.

Согласно материалам дела <Ч> признан по уголовному делу потерпевшим и его интересы на предварительном следствии и в суде на основании заключенного договора об оказании платных юридических услуг представлял адвокат <Д>.

Из представленных в судебном заседании копии договоров об оказании платных юридических услуг видно, что <З> – законный представитель потерпевшего <Ч>, заключила договоры об оказании услуг с адвокатом Палаты адвокатов г. С.-Петербурга <Д> на представление интересов <Ч> по уголовному делу с оплатой труда адвоката в размере 300000 руб., из которых 200000 руб. за участие адвоката в ходе доследственной проверки и предварительного расследования уголовного дела, 100000 руб. за участие по уголовному делу в суде первой инстанции.

Также суду представлены квитанции об оплате услуг <Д>, связанных с проживанием, проездом к месту рассмотрения уголовного дела и обратно на общую сумму 52386 руб. 7 коп.

Указанные выше документы свидетельствовали о том, что потерпевшим понесены расходы на представителя в сумме 352386 руб. 7 коп.

При этом суд не усмотрел наличия имущественной несостоятельности <В> и <Е>, которые находятся в трудоспособном возрасте.

В соответствии с положениями п. 1.1 ч. 2 ст. 131 УПК РФ во взаимосвязи с ч. 1 ст. 132 УПК РФ процессуальными издержками являются связанные с производством по уголовному делу расходы, включая суммы, выплачиваемые потерпевшему на покрытие расходов, связанных с выплатой вознаграждения представителю потерпевшего, которые возмещаются за счёт средств федерального бюджета либо средств участников уголовного судопроизводства.

Из разъяснений, изложенных в п. 5.1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 года № 42 «О практике применения судами законодательства о процессуальных издержках по уголовным делам», следует, что если в отношении обвиняемого уголовное дело или уголовное преследование прекращается, в том числе по нереабилитирующим основаниям, то процессуальные издержки возмещаются за счёт средств федерального бюджета.

В части возмещения процессуальных издержек за участие адвоката <Д> в ходе доследственной проверки и на предварительном следствии в размере 200000 руб. судом неправомерно было отказано, с указанием на то, что принятие решения о возмещении расходов потерпевшего на участие представителя относится к компетенции органа, в производстве которого находилось уголовное дело в момент оказания соответствующих услуг представителем потерпевшего. Также неправомерно рассчитана и сумма процессуальных издержек за участие в суде адвоката <Д>, поскольку в данном случае нормы Положения о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, утверждённого постановлением Правительства РФ от 1 декабря 2012 года № 1240, неприменимы.

Так, согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ ч. 3 ст. 131 УПК РФ, о выплате сумм процессуальных издержек по постановлению дознавателя, следователя, прокурора или судьи либо по определению суда, предполагает, что вопрос о том, кем именно выносится это решение, зависит от стадии, на которой уголовное дело разрешено по существу. Как отметил Конституционный Суд РФ в Определении от 12 ноября 2008 года № 1074-О-П, такое регулирование обусловлено целью обеспечить своевременную компенсацию процессуальных издержек лицам, участвующим в судопроизводстве, из средств федерального бюджета. Иначе говоря, оно направлено на то, чтобы издержки были компенсированы в максимально короткие сроки.

Кроме того, согласно Постановлению Конституционного Суда РФ, нормы Положения о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, утверждённого постановлением Правительства РФ от 1 декабря 2012 года № 1240, не могут быть применены к оплате услуг представителя потерпевшего по аналогии, поскольку услуги адвоката, участвующего в уголовном деле по назначению, нельзя признать аналогичными услугам, оказываемым потерпевшему его представителем по соглашению, тем более после прекращения уголовного дела. В Определении от 24 апреля 2002 года № 114-О Конституционный Суд РФ отметил, что, используя в порядке процессуальной аналогии нормы, непосредственно направленные на регулирование других правоотношений, органы предварительного расследования и суды обязаны учитывать особенности разрешаемых ими вопросов, руководствуясь при этом общими принципами судопроизводства. Стоимость же услуг представителя определена его соглашением с потерпевшим, при заключении которого они не связаны нормами пункта 22(1) Положения. Такое толкование основано на том, что порядок и размер возмещения выплаченного представителю вознаграждения не тождественны порядку и размеру расходов бюджета на оплату труда адвоката по назначению. 

Уголовное дело в отношении  <В> и <Е> прекращено на основании ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ, то есть по нереабилитирующим основаниям, в связи с чем обжалуемое постановление, которым потерпевшему отказано в удовлетворении заявления о взыскании за счёт средств федерального бюджета процессуальных издержек о возмещении расходов, противоречит приведённым выше нормам закона, разъяснениям Конституционного Суда и Пленума Верховного Суда РФ.

Кроме того, из представленной суду апелляционной инстанции копии договора об оказании платных юридических услуг видно, что законный представитель несовершеннолетнего <З> заключила договор с адвокатом <Д> о том, что она поручила ему представлять интересы <Ч> в качестве представителя по уголовному делу в отношении <В> и <Е> в суде апелляционной инстанции, в том числе по вопросу возмещения судебных расходов, на сумму 30000 руб.

При этом из представленных квитанции к приходному кассовому ордеру от 7 июля 2022 года, кассовому чеку и пояснений <Д> следовало, что последним от <З> получено 30000 руб. и потрачено за пересылку Почтой России в Борзинский гарнизонный военный суд апелляционной жалобы 238 руб. 84 коп.

Указанные выше документы свидетельствовали о том, что потерпевшим понесены расходы на представителя в сумме 30238 руб. 84 коп.

На основании изложенного, суд апелляционной инстанции постановление судьи от 22 июля 2022 года изменил, постановив выплатить потерпевшему <Ч> процессуальные издержки, состоящие из сумм, выплаченных им на покрытие расходов, связанных с выплатой вознаграждения за участие адвоката <Д> в ходе доследственной проверки и на предварительном следствии, в размере 200000 руб., за участие в суде, в размере 100000 руб., за проживание и дорогу к месту рассмотрения уголовного дела и обратно, в размере 52386 руб. 7 коп., и участие в суде апелляционной инстанции, в размере 30238 руб. 84 коп., всего в размере  382624 руб. 91 коп., за счёт средств федерального бюджета.

 

Гражданский иск

 

Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причинённых потерпевшему физических и нравственных страданий, а также от степени вины причинителя вреда.

 

По приговору Улан-Удэнского гарнизонного военного суда от 15 сентября 2022 года <звание> <П> осуждён по ч. 2 ст. 349 УК РФ к лишению свободы на срок 3 года в колонии-поселении.

В счёт компенсации морального вреда с <П> в пользу <Д> суд постановил взыскать 2000000 руб.

Окружной военный суд, рассмотрев уголовное дело в апелляционном порядке, приговор в части гражданского иска изменил по следующим основаниям.

Согласно ст. 299 УПК РФ при постановлении приговора суд разрешает вопросы о том, подлежит ли удовлетворению гражданский иск, в чью пользу и в каком размере.

Гарнизонный военный суд, рассматривая гражданский иск потерпевшей <Д> к осуждённому <П> о компенсации морального вреда, руководствуясь ст. 151, 1099 - 1101 ГК РФ, пришёл к правильному выводу о том, что гражданский истец имеет право на компенсацию причиненного ей преступлением морального вреда, поскольку в результате действий осуждённого она испытывала нравственные страдания, связанные с безвозвратной потерей близкого родственника – родного брата <Г>.

В соответствии с абз. 2 ст. 151 ГК РФ при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины  нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинён вред.

Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причинённых потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости (п. 2 ст. 1101 ГК РФ).

Вместе с тем размер денежной компенсации морального вреда в сумме 2000000 руб. гарнизонный военный суд определил к взысканию с осуждённого <П> без учёта его вины в причинении смерти <Г> в форме неосторожности. Также, судом не принято во внимание и то, что ранее вступившим в законную силу судебным решением в пользу другого близкого родственника – потерпевшей <И>, в связи с гибелью супруга <Г>, с <П> также была взыскана компенсация морального вреда, но в меньшем размере. Кроме того, в приговоре не приведено оснований, по которым взысканный в пользу потерпевшей <Д> размер денежной компенсации морального вреда, отвечает требованиям разумности и справедливости.

При таких данных, с учётом конкретных обстоятельств дела, степени нравственных страданий потерпевшей, вины нарушителя, причинившего смерть <Г> по неосторожности, наличия реальной возможности выплаты осуждённым компенсации морального вреда ввиду его имущественного положения, а также принципа разумности и справедливости, суд апелляционной инстанции приговор в отношении <П> в части гражданского иска изменил, снизив размер компенсации морального вреда, подлежащего взысканию с <П>, с 2000000 руб. до  800000 руб.

 

Применение положений ч. 4 ст. 29 УПК РФ

 

Суд не вправе в частном постановлении устанавливать или считать доказанными факты, которые не нашли подтверждения в ходе судебного разбирательства.

 

Одновременно с приговором Красноярским гарнизонным военным судом 3 ноября 2022 года было вынесено частное постановление, в котором обращено внимание руководителя Военного следственного управления Следственного комитета России по Центральному военному округу (далее – ВСУ СК РФ по ЦВО) на ненадлежащее отношение следователя военного следственного отдела Следственного комитета России по Красноярскому гарнизону (далее – ВСО по Красноярскому гарнизону) <Н> к исполнению своих должностных обязанностей, невыполнение им требований действующего законодательства, а также на недостаточный контроль подчинённых следователей со стороны руководителя ВСО по Красноярскому гарнизону, недостаточное оказание им методической и иной помощи при расследовании уголовных дел и их полноте.

В частном постановлении суд указал, что следователем в справке к обвинительному заключению не приведены сведения о процессуальных издержках по уголовному делу, тогда как защитнику было выплачено вознаграждение в размере 6 750 руб., в этой же справке при приведении реквизитов для уплаты штрафа указано нулевое значение уникального идентификатора начисления (далее – УИН). Также судом обращено внимание на отсутствие в материалах уголовного дела протоколов допросов свидетелей <Р>, <О> и <Х>, имеются лишь протоколы их дополнительных допросов, в которых указано на то, что они подтверждают ранее данные ими показания и на них настаивают.

Однако вынесенное судом частное постановление не отвечало требованиям ч. 4 ст. 29 УПК РФ.

В соответствии с ч. 4 ст. 29 УПК РФ, если при судебном рассмотрении уголовного дела будут выявлены обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, нарушения прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона, допущенные при производстве дознания, предварительного следствия или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом, то суд вправе вынести частное определение или постановление, в котором обращается внимание соответствующих организаций и должностных лиц на данные обстоятельства и факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер. Суд вправе вынести частное определение или постановление и в других случаях, если признает это необходимым.

В ч. 51 ст. 220 УПК РФ установлено, что к обвинительному заключению прилагается справка, в которой, помимо прочего, в случае, если лицо обвиняется в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде штрафа, приводится информация, необходимая в соответствии с правилами заполнения расчетных документов на перечисление суммы штрафа, предусмотренными законодательством Российской Федерации о национальной платежной системе.

Как усматривается из содержания справки к обвинительному заключению, составленной следователем ВСО по Красноярскому гарнизону <Н>, в реквизитах для уплаты штрафа указан нулевой показатель УИН.

Из материалов дела следует, что при приведении в справке информации, необходимой в соответствии с правилами заполнения расчётных документов на перечисление суммы штрафа, предусмотренной законодательством Российской Федерации о национальной платежной системе, следователем указаны банковские реквизиты ВСУ СК РФ по ЦВО и коды экономической классификации для уплаты штрафов по уголовным делам, поступившие в ВСО по Красноярскому гарнизону из ВСУ СК РФ по ЦВО, согласно которым УИН указан со значением «0».

Как усматривается из сообщения заместителя начальника финансового отдела ВСУ СК РФ по ЦВО от 10 ноября 2022 года, иных числовых показателей УИН не имеется, порядок присвоения и применения УИН определяется вышестоящим распорядителем бюджетных средств, однако пока он не определён.

Ссылка на доказательства, свидетельствующие о том, что к полномочиям следователя и руководителя ВСО по Красноярскому гарнизону относится самостоятельное установление УИН, в оспариваемом постановлении не приведена.

В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 38 УПК РФ следователь уполномочен  самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда в соответствии с УПК РФ требуется получение судебного решения или согласия руководителя следственного органа.

В силу ч. 1 ст. 155 УПК РФ в случае, если в ходе предварительного расследования становится известно о совершении иными лицами преступления, не связанного с расследуемым преступлением, следователь выносит постановление о выделении материалов, содержащих сведения о новом преступлении, из уголовного дела и направлении их для принятия решения в соответствии со ст. 144 и 145 УПК РФ руководителю следственного органа.

Как следует из материалов дела, 27 июля 2022 года следователем ВСО по Красноярскому гарнизону <Н> вынесено постановление о выделении в отдельное производство материалов относительно предполагаемого совершения <Т> преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ, из иного уголовного дела. В постановлении приведён перечень выделенных материалов в копиях и подлинниках, в числе которых указаны протоколы дополнительных допросов свидетелей <О>, <Р> и <Х>. При этом из данных протоколов усматривается, что они содержат показания приведённых свидетелей, касающиеся деяния, вменённого органами следствия <Т>.

Таким образом, в рассматриваемом случае следователем существенных нарушений УПК РФ допущено не было, поскольку при выделении материалов дела в отношении Тимошкина в отдельное производство следователем был определён конкретный перечень материалов, содержащих сведения о новом преступлении, и имеющих, по мнению следователя, отношение непосредственно к вмененному <Т> деянию, в том числе приведённые протоколы дополнительных допросов перечисленных выше свидетелей, ссылка на которые содержалась в соответствующем постановлении.

Следовательно, вывод суда первой инстанции о невыполнении следователем требований действующего законодательства вследствие отсутствия в материалах уголовного дела протоколов первоначальных допросов упомянутых свидетелей не верен.  

В ч. 5 ст. 220 УПК РФ установлено, что в прилагаемой к обвинительному заключению справке указывается, в том числе, о процессуальных издержках.

Как усматривается из содержания справки к обвинительному заключению, составленной следователем ВСО по Красноярскому гарнизону <Н>, процессуальных издержек по делу нет. Между тем в материалах уголовного дела имеется постановление указанного следователя от 19 сентября 2022 года о выплате адвокату по назначению органа следствия вознаграждения в размере 6 750 руб., относящегося к процессуальным издержкам по уголовному делу.

Таким образом, следователем допущено нарушение ч. 5 ст. 220 УПК РФ, однако оно само по себе существенным не является и не свидетельствует о нарушениях, допущенных при производстве предварительного следствия, а поэтому не может послужить достаточным основанием для вынесения частного постановления.

При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции не усмотрел достаточных оснований для вынесения частного постановления и отменил его в связи с нарушением уголовно-процессуального закона.

 
 
опубликовано 28.03.2023 08:30 (МСК)
ОФИЦИАЛЬНАЯ НОВОСТНАЯ ЛЕНТА СУДА И ПОДВЕДОМСТВЕННЫХ ГАРНИЗОННЫХ ВОЕННЫХ СУДОВ:
 

КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

672002, г. Чита,

ул. Ленинградская, д. 100

Тел.: (3022) 31-60-40

2vovs.cht@sudrf.ru vsovs@mail.ru

 

Постоянное судебное присутствие:

630117, г. Новосибирск,

ул. Арбузова, д. 14

тел.: (383) 306-32-00

ВРЕМЯ РАБОТЫ СУДА

(г.Чита)

Понедельник - четверг:

08.15 - 17.15 

Пятница: 

08.15 - 16.00 

Обеденный перерыв:

13.00 - 13.45 

Выходные дни:

суббота, воскресенье


ВРЕМЯ РАБОТЫ

Постоянного судебного присутствия (г. Новосибирск)

Понедельник: 

08.00 - 17.00 

Вторник - четверг: 

08.00 - 16.30

Пятница:

08.00 - 16.00 

Обеденный перерыв: 

12.00 - 12.30 

Выходные дни: 

суббота, воскресенье

ПРИЁМ ГРАЖДАН:

ПРИЁМНАЯ (г.Чита)

Каб. 102, тел. (3022) 36-33-66

Ежедневно (кроме выходных и праздничных дней) в течении всего рабочего дня


ПРИЁМНАЯ (г.Новосибирск)

Каб. 105, тел. (383) 306-31-70

Ежедневно (кроме выходных и праздничных дней) в течении всего рабочего дня