Arms
 
развернуть
 
672002, Забайкальский край, г. Чита, ул. Ленинградская, д. 100
Тел.: (3022) 31-60-40
2vovs.cht@sudrf.ru vsovs@mail.ru
показать на карте
672002, Забайкальский край, г. Чита, ул. Ленинградская, д. 100Тел.: (3022) 31-60-402vovs.cht@sudrf.ru vsovs@mail.ru
ОФИЦИАЛЬНАЯ НОВОСТНАЯ ЛЕНТА СУДА И ПОДВЕДОМСТВЕННЫХ ГАРНИЗОННЫХ ВОЕННЫХ СУДОВ:
 
 

КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

672002, г. Чита,

ул. Ленинградская, д. 100

Тел.: (3022) 31-60-40

2vovs.cht@sudrf.ru vsovs@mail.ru

 

Постоянное судебное присутствие:

630117, г. Новосибирск,

ул. Арбузова, д. 14

тел.: (383) 306-32-00

ВРЕМЯ РАБОТЫ СУДА

(г.Чита)

Понедельник - четверг:

08.15 - 17.15 

Пятница: 

08.15 - 16.00 

Обеденный перерыв:

13.00 - 13.45 

Выходные дни:

суббота, воскресенье


ВРЕМЯ РАБОТЫ

Постоянного судебного присутствия (г. Новосибирск)

Понедельник: 

08.00 - 17.00 

Вторник - четверг: 

08.00 - 16.30

Пятница:

08.00 - 16.00 

Обеденный перерыв: 

12.00 - 12.30 

Выходные дни: 

суббота, воскресенье

ПРИЁМ ГРАЖДАН:

ПРИЁМНАЯ (г.Чита)

Каб. 102, тел. (3022) 36-33-66

Ежедневно (кроме выходных и праздничных дней) в течении всего рабочего дня


ПРИЁМНАЯ (г.Новосибирск)

Каб. 105, тел. (383) 306-31-70

Ежедневно (кроме выходных и праздничных дней) в течении всего рабочего дня

Обзоры судебной практики
Обзор апелляционной практики по уголовным делам за 1 полугодие 2022 года

О Б З О Р

АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ПРАКТИКИ 2-го ВОСТОЧНОГО ОКРУЖНОГО ВОЕННОГО СУДА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ЗА ПЕРВОЕ ПОЛУГОДИЕ 2022 ГОДА.

 

I. СТАТИСТИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ

 За первое полугодие 2022 года гарнизонными военными судами, подведомственными 2-му Восточному окружному военному суду, рассмотрено 767 уголовных дел и материалов, что на 23,2 % меньше, чем в первом полугодии 2021 года (999). 

В первом полугодии 2022 года в апелляционном порядке окружным военным судом рассмотрено 109 дел и материалов, в то время как в аналогичном периоде прошлого года – 108. При этом из расчёта от общего количества рассмотренных уголовных дел и материалов их количество увеличилось на 3,4 %.

Как показывает анализ апелляционной практики, в первом полугодии 2022 года по сравнению с аналогичным периодом 2021 года стабильность судебных решений военных судов гарнизонного звена осталась на прежнем уровне, а утверждаемость увеличилась на 3,9 %.

В частности, в первом полугодии 2022 года судебные решения были отменены по 10 делам и материалам, а изменены – по 4. Таким образом, стабильность приговоров и судебных постановлений составила 98,2 %, а утверждаемость – 87,2 %.

В аналогичном же периоде 2021 года подверглись корректировке 18 приговоров и судебных постановлений, из которых 12 были отменены, а изменены – 6 и, следовательно, стабильность составляла 98,2%, а утверждаемость – 83,3%.

Основаниями отмены или изменения приговоров, иных обжалуемых судебных решений в апелляционном порядке явились:

- неправильное применение уголовного закона – по 3 делам (21,4 %);

- нарушение уголовно-процессуального закона – по 11 делам и материалам (78,6 %).

О характере и причинах ошибок, допущенных судами при рассмотрении уголовных дел и материалов, можно судить по приведённым ниже примерам.

 

II. ОШИБКИ  В  ПРИМЕНЕНИИ  НОРМ УГОЛОВНОГО  ЗАКОНА

 

Квалификация преступлений

 

 Хищение путём мошенничества необоснованно квалифицировано судом как получение взятки.

 

По приговору <…> гарнизонного военного суда от 11 марта 2022 года <…> <Л> осуждён за совершение десяти преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 290 УК РФ, а также преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 5 ст. 290 и ч. 2 ст. 290 УК РФ, за каждое, к наказанию в виде лишения свободы, с лишением права занимать должности на государственной службе, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительных и административно-хозяйственных полномочий, а также с лишением на основании ст. 48 УК РФ воинского звания <…>.

В соответствии с чч. 3, 4 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний окончательное наказание <Л> назначено в виде лишения свободы на срок 8 лет в исправительной колонии строгого режима, с лишением права занимать должности на государственной службе, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительных и административно-хозяйственных полномочий сроком на срок 5 лет, с лишением на основании ст. 48 УК РФ воинского звания <…>.

Суд апелляционной инстанции не согласился с квалификацией содеянного <Л> по ч. 2 ст. 290 УК РФ, указав следующее.

Согласно приговору <Л> признан виновным, в том числе, в получении должностным лицом взятки в значительном размере (ч. 2 ст. 290 УК РФ). Как указал в приговоре суд, эти преступные действия <Л> выразились в том, что он, являясь должностным лицом, получил от <М> взятку в виде денег в размере 60000 руб. за назначение последнего на вышестоящую должность.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ, приговор суда, должен быть законным, обоснованным и справедливым. Он признаётся таковым, если постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

В силу п. 1 ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

Как следует из разъяснений, содержащихся в абз. 2 п. 24 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 24 от 9 июля 2013 года «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях», получение должностным лицом ценностей за совершение действий (бездействия), которые входят в его служебные полномочия либо которым оно может способствовать в силу своего должностного положения, следует квалифицировать как получение взятки. Как мошенничество, совершённое лицом с использованием своего служебного положения, следует квалифицировать действия должностного лица, если оно путём обмана или злоупотребления доверием получило ценности за совершение в интересах дающего или иных лиц действий (бездействие) либо за способствование таким действиям, которые оно не может осуществить ввиду отсутствия соответствующих служебных полномочий или должностного положения.

Данные требования закона судом первой инстанции были выполнены не в полной мере.

Как видно из материалов уголовного дела, <Л> в целях достижения преступного умысла, направленного на незаконное получение денежных средств от <М>, будучи осведомлённым об отсутствии законных оснований для замещения последним должности начальника овощехранилища, и достоверно зная об отсутствии возможности такого назначения вовсе, используя своё служебное положение, обманул <М>, сообщив ему ложные сведения о наличии у него, якобы, возможности назначить последнего на вышестоящую воинскую должность. При этом <Л> выполнять эти взятые на себя обязательства заведомо не собирался и не выполнил.

Из показаний <М> усматривается, что он доверял <Л> и, воспринимая его как должностное лицо, обладающее полномочиями по назначению на воинские должности, передал подсудимому 60000 руб., полагая, что за эти деньги состоится обещанное <Л> назначение его на вышестоящую воинскую должность.

Денежные средства в размере 60000 руб. были получены <Л>, как должностным лицом, за действия, которыми он ни при каких условиях не мог способствовать в силу своего должностного положения и при очевидных обстоятельствах (отсутствие у <М> соответствующего образования, необходимого для замещения воинской должности).

При таких обстоятельствах, окружной военный суд приговор изменил, переквалифицировав действия <Л> с ч. 2 ст. 290 УК РФ на ч. 3 ст. 159 УК РФ.

 

Вопросы назначения наказания

 

По смыслу уголовного закона лишение права занимать определенные должности состоит в запрещении занимать должности только на государственной службе или в органах местного самоуправления. Запрет занимать должности в органах государственной власти и Вооружённых силах РФ законом не предусмотрен.

 

 По приговору <…> гарнизонного военного суда от 3 ноября 2021 года по ч. 3 ст. 293 УК РФ к лишению свободы осуждены: <…> <Ш> – на срок 4 года с лишением права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций в органах государственной власти, местного самоуправления и Вооружённых Силах РФ на срок 2 года 6 месяцев; <…> <М>– на срок 5 лет 6 месяцев с лишением права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций в органах государственной власти, местного самоуправления и Вооружённых Силах РФ на срок 2 года 6 месяцев.

В соответствии со ст. 73 УК РФ, назначенное осуждённым наказание в виде лишения свободы суд постановил считать условным с испытательным сроком: <Ш>– 4 года 6 месяцев; <М>– 4 года.

Также суд возложил на осуждённых обязанности, предусмотренные ч. 5 ст. 73 УК РФ.

Согласно ч. 1 ст. 47 УК РФ наказание в виде лишения права занимать определённые должности состоит в запрещении занимать должности только на государственной службе или в органах местного самоуправления.

Положения ст. 60 УК РФ обязывают суд назначать лицу, признанному виновным в совершении преступления, справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьёй Особенной части УК РФ, и с учётом положений Общей части УК РФ.

Как следует из приговора, наряду с основным наказанием в виде лишения свободы суд назначил <Ш> и <М>, каждому,  дополнительное наказание в виде лишения права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций в органах государственной власти, местного самоуправления и Вооружённых Силах РФ.

Вместе с тем при принятии решения о необходимости применения к <Ш> и <М> дополнительного наказания в виде лишения права занимать определённые должности, в том числе в государственных и муниципальных  учреждениях, гарнизонный военный суд не учёл то, что в силу ч. 1 ст. 47 УК РФ и правовой позиции, изложенной в п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2015 года № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», лишение права занимать определённые должности состоит в запрещении занимать должности только на государственной службе или в органах местного самоуправления. Более того, такого дополнительного наказания как запрет занимать должности в органах государственной власти и Вооружённых Силах РФ указанной нормой, с  учётом положений Федерального закона от 27 мая 2003 года № 58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации», не предусмотрено.

Принимая во внимание изложенное, окружной военный суд приговор изменил, указав о назначении <Ш> и <М>, каждому, дополнительного наказания в виде лишения права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления, связанные с выполнением организационно – распорядительных и административно – хозяйственных функций на срок 2 года 6 месяцев.

 

Добровольное возмещение имущественного ущерба, причинённого в результате преступления, и совершение иных действий, направленных на заглаживание вреда, причинённого потерпевшим, признаются смягчающими обстоятельствами.

 

По приговору <…> гарнизонного военного суда от 24 декабря 2021 года <П> осуждён по ч. 2 ст. 162 УК РФ к лишению свободы на срок 2 года в исправительной колонии общего режима.

В соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

В силу требований п. 6 ч. 1 ст. 299, п. 3 ч. 1 ст. 307 УПК РФ при постановлении приговора суд обязан разрешить вопрос о наличии или отсутствии обстоятельств, отягчающих и смягчающих наказание подсудимого, а в соответствии с ч. 3 ст. 60 УК РФ обстоятельства, смягчающие наказание, должны быть учтены судом при назначении наказания.

На основании п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ одним из смягчающих наказание обстоятельств признаётся добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причинённых в результате преступлений, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причинённого потерпевшему.

Согласно разъяснений, содержащихся в п. 30 постановления  Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2015 года № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», под действиями, направленными на заглаживание вреда, причинённого потерпевшему (п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ), следует понимать меры, направленные на восстановление нарушенных в результате преступления прав и законных интересов потерпевшего.

Как следует из протокола судебного заседания, <П> заявлял в ходе судебного разбирательства, что он добровольно полностью  возместил потерпевшему имущественный ущерб, причинённый в результате преступления, перечислив на банковский счёт потерпевшего денежные средства, соответствующие размеру имущественного ущерба. Указанное обстоятельство подтверждалось представленной осуждённым квитанцией о перечислении денежных средств, показаниями потерпевшего <…> и его соответствующим заявлением от 13 октября 2021 года.

Вместе с тем, в нарушение положений вышеприведённых норм уголовного и уголовно-процессуального законов, возмещение имущественного ущерба не признано судом в качестве смягчающего наказание обстоятельства и соответственно не учтено при назначении наказания осуждённому.

На основании изложенного суд апелляционной инстанции приговор изменил, признал на основании п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ у <П> обстоятельством, смягчающим наказание, добровольное возмещение потерпевшему имущественного ущерба, причинённого в результате преступления, смягчив назначенное ему наказание.

 

III. ОШИБКИ  В  ПРИМЕНЕНИИ  НОРМ УГОЛОВНО - ПРОЦЕССУАЛЬНОГО  ЗАКОНА

 

Общие условия судебного разбирательства

 

Нарушение права потерпевшего принимать участие в судебном разбирательстве по рассматриваемому делу для защиты своих прав и законных интересов повлекло отмену приговора.

 

По приговору <…> гарнизонного военного суда от 28 декабря 2021 года <…> <С> осуждён по ч. 4 ст. 159 УК РФ к лишению свободы на срок 3 года, со штрафом в размере 500000 руб.

В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное <С> наказание в виде лишения свободы суд постановил считать условным с испытательным сроком 4 года, а также возложил на него обязанности, предусмотренные ч. 5 ст. 73 УК РФ. Наказание в виде штрафа суд определил исполнять самостоятельно.

В соответствии с требованиями ч. 1 ст. 389.17 УПК РФ основаниями отмены приговора судом апелляционной инстанции являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на принятие законного, обоснованного и справедливого решения.

В силу п. 14 ч. 2 ст. 42 УК РФ потерпевший вправе участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй, кассационной инстанций, это право должно быть ему обеспечено судом, который извещает потерпевшего о дате, времени и месте судебного разбирательства.

Как усматривается из материалов уголовного дела, <…> на стадии предварительного следствия был признан потерпевшим по настоящему уголовному делу. Из протокола судебного заседания следует, что потерпевший в суд не явился, о дате, времени и месте рассмотрения дела извещён. Однако материалы дела не содержат ходатайство потерпевшего о рассмотрении уголовного дела в его отсутствие.

При неявке потерпевшего суд в соответствии с положениями ст. 272 УПК РФ должен был выслушать мнения сторон о возможности судебного разбирательства в его отсутствие и вынести постановление об отложении судебного разбирательства или о его продолжении, а также о вызове или приводе неявившегося потерпевшего.

Имеющуюся в материалах дела телефонограмму от 15 декабря 2021 года об извещении потерпевшего о времени и месте судебного заседания, суд апелляционной инстанции не может признать надлежащим уведомлением, так как с номера телефона суда, указанной в телефонограмме, потерпевшему никто не звонил. В то же время, постановление от 13 декабря 2021 года о назначении судебного заседания на 23 декабря 2021 года, направлено потерпевшему <…> лишь 17 декабря 2021 года и при поступлении его в почтовое отделение получено им 28 декабря 2021 года.

Кроме того, в судебном заседании апелляционной инстанции потерпевший в категорической форме отрицал, что был извещён о месте и времени судебного разбирательства, пояснив, что он по просьбе следователя 15 декабря 2021 года перезвонил на сотовый телефон помощника судьи, которая ему пояснила, что дело поступило в суд, на что он выразил желание об участии в судебном заседании, однако о дате и времени судебного заседания ему сообщено не было.

Что же касается представленных председателем <…> гарнизонного суда дополнительных материалов по извещению потерпевшего, а именно объяснительной помощника судьи, заново составленной телефонограммы с исправлениями номера телефона и времени звонка за 15 декабря 2021 года, а также распечатки соединений с личного номера сотового телефона помощника судьи, то они не могут в полной мере свидетельствовать об информировании потерпевшего о дате, времени и месте судебного заседания и противоречат пояснениям <…> в суде апелляционной инстанции.  

Таким образом, рассмотрение уголовного дела судом первой инстанции в отсутствие потерпевшего лишило его возможности осуществления гарантированных законом прав на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон, что повлияло на законность постановленного по делу приговора.

При таких обстоятельствах, принимая во внимание, что  судом первой инстанции допущено неустранимое в суде апелляционной инстанции нарушение уголовно-процессуального закона, суд апелляционной инстанции приговор отменил, направив уголовное дело на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда со стадии подготовки к судебному заседанию.

 

По смыслу ч. 3 ст. 249 УПКРФ основанием для прекращения уголовного дела является неявка потерпевшего в судебное заседание, которая свидетельствует о нежелании выполнения частным обвинителем функции уголовного преследования.

 

Постановлением судьи <…> гарнизонного военного суда от 26 ноября 2021 года прекращено уголовное дело частного обвинения в отношении военнослужащего <…> <С>, обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, на основании п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, то есть за отсутствием события преступления вследствие неявки без уважительной причины в суд частного обвинителя – потерпевшего <…>.

Окружной военный суд, рассмотрев уголовное дело по  апелляционной жалобе <…>, указал следующее.

Согласно п. 4 ст. 7 УПК РФ постановление суда должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

Как следует из постановления, судья принял решение о прекращении уголовного дела по тем основаниям, что частный обвинитель – потерпевший <…>, без разрешения председательствующего 26 ноября 2021 года покинул судебное заседание, в связи с чем расценил данный уход как неявку без уважительных причин и отказ от предъявленного обвинения.

Однако такое решение судьи гарнизонного военного суда нельзя признать законным и обоснованным.

В соответствии с ч. 2 ст. 20, ст. 22 и 43 УПК РФ, уголовное дело о преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, считается уголовным делом частного обвинения, возбуждается не иначе как по заявлению потерпевшего. Потерпевший, его законный представитель и (или) представитель вправе участвовать в уголовном преследовании обвиняемого, а по уголовным делам частного обвинения – выдвигать и поддерживать обвинение в порядке, установленном УПК РФ.

На основании ч. 1 ст. 249 УПК РФ судебное разбирательство происходит при участии потерпевшего и (или) его представителя.

В силу ч.3 указанной статьи по уголовным делам частного обвинения неявка потерпевшего без уважительных причин влечёт за собой прекращение уголовного дела по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, а с учётом постановления Конституционного Суда РФ от 13 апреля 2021 года № 13-П – п. 1 ч. 1 ст. 24 названного Кодекса.

Приведённая норма закона предусматривает два условия, при которых уголовное дело частного обвинения может быть прекращено: надлежащее уведомление потерпевшего о дате, времени и месте рассмотрения дела и отсутствие уважительных причин его неявки в судебное заседание.

При этом неявка потерпевшего без уважительных причин в судебное разбирательство, в качестве основания для прекращения уголовного дела частного обвинения, рассматривается законодателем применительно к ч. 3 ст. 249 УПК РФ как пассивная форма отказа от обвинения, не предполагающая совершения со стороны частного обвинителя и потерпевшего активных действий, направленных на поддержание обвинения.

Как следует из материалов дела, 25 ноября 2021 года при планировании даты и времени судебного заседания, было учтено заявление <…> о его занятости с 13 часов 30 минут следующего дня в районном суде и, продолжение рассмотрения дела было назначено с 9 часов 30 минут 26 ноября 2021 года. В указанную дату <…>, напомнив председательствующему о своей занятости, просил учесть данное обстоятельство и отложить рассмотрение дела. После отказа в этом, частный обвинитель в 13 часов 10 минут без разрешения покинул зал судебного заседания, заявив о вынужденности принятого им решения.

Согласно протоколу, <…> не смог документально подтвердить необходимость его явки в <…> районный суд, но сообщил о наличии данной информации на сайте названного суда, что с учётом её общедоступности могло быть проверено, но сделано не было.

В суд апелляционной инстанции автором жалобы представлены сведения с сайта районного суда о движении материала в порядке ст. 125 УПК РФ, по которому в 13 часов 30 минут 26 ноября 2021 года участником процесса был <…>, а также судебная повестка с отметкой о его пребывании там в указанное время.

Данные обстоятельства, по мнению окружного военного суда, свидетельствуют об отсутствии у <…> намерений отказаться от предъявленного <С> обвинения и, следовательно, его уход из зала судебного заседания не мог служить основанием для прекращения уголовного дела применительно к требованиям ч. 3 ст. 249 УПК РФ.

Самовольный уход частного обвинителя <…> мог рассматриваться как нарушение порядка судебного заседания, но не как отказ от частного обвинения.

При таких данных, окружной военный суд пришёл к выводу о том, что допущенные нарушения норм уголовно-процессуального закона являются существенными, влияющими на исход дела, поскольку нарушают права и законные интересы потерпевшего, препятствуют его доступу к правосудию, в связи с чем обжалуемое постановление гарнизонного военного суда отменил, передав уголовное дело на новое рассмотрение в тот же суд со стадии судебного разбирательства.

 

Выход суда первой инстанции за пределы обвинения послужил основанием для отмены  приговора. При этом, расширив обвинение, суд ухудшил положение осуждённого и нарушил тем самым его право на защиту.

 

По приговору <…> гарнизонного военного суда от 19 ноября 2021 года <…> <Л> осуждён за совершение двух преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст.286 УК РФ, с применением ч. 3 ст. 69 этого же Кодекса, к лишению свободы на срок 3 года 6 месяцев с лишением права заниматься деятельностью, связанной с осуществлением поставок и организацией закупок продукции и услуг для государственных и муниципальных нужд сроком на 2 года 6 месяцев.

В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное <Л> наказание в виде лишения свободы суд постановил считать условным с испытательным сроком 3 года, а также возложил на него обязанности, предусмотренные ч. 5 ст. 73 УК РФ.

<Л> признан виновным в том, что, являясь должностным лицом, дважды совершил действия, явно выходящие за пределы его полномочий, повлекшие существенное нарушение охраняемых законом интересов государства, а также совершённые с причинением тяжких последствий в виде материального ущерба.

Окружной военный суд, рассмотрев уголовное дело по  апелляционному представлению государственного обвинителя, указал следующее.

Исходя из диспозиции ст. 286 УК РФ, требований п. 1 ст. 307 УПК РФ и разъяснений, содержащихся в п. 18 и 22 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 года № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий», суду надлежит выяснять и указывать в приговоре, какие именно охраняемые законом интересы государства были нарушены, находится  ли причинённый этим интересам вред в причинной связи с допущенным должностным лицом нарушением своих служебных полномочий. Какими нормативными правовыми актами, а также иными документами установлены права и обязанности обвиняемого должностного лица, и превышение каких из этих прав и обязанностей допустило лицо, со ссылкой на конкретные нормы (статью, часть, пункт).

Согласно ст. 15 УПК РФ уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон.

В соответствии со ст. 171, 172 и 220 УПК РФ обвинение формулирует сторона обвинения.

В силу ч. 1 ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 299 УПК РФ при постановлении приговора суд в совещательной комнате разрешает вопрос о том, доказано ли, что имело место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый.

Согласно п. 1 и 3 ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать, помимо прочего: описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления; а в случае признания обвинения в какой-либо части необоснованным – основания и мотивы изменения обвинения.

Как видно из разъяснений, изложенных в п. 20 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 года № 55 «О судебном приговоре», всякое изменение обвинения в суде должно быть обосновано в описательно-мотивировочной части приговора.

Таким образом, в силу указанных норм закона и его разъяснений, именно предъявленное подсудимому обвинение, сформулированное стороной обвинения в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении и поддержанное государственным обвинителем, является предметом судебного разбирательства и определяет его пределы. Суд в приговоре оценивает, доказано или не доказано предъявленное обвинение и дает этому мотивированную оценку. Суд не может произвольно, без приведения мотивов исключить из обвинения какие-либо юридически значимые обстоятельства. Любое изменение обвинения должно быть мотивировано.

По тем же основаниям, суд не может без приведения мотивов исключить из обвинения ссылки на нормативно-правовые акты, иные документы и инструкции, регламентирующие должностные обязанности обвиняемого, превышение которых ему инкриминируется, а также какие из охраняемых законом интересов государства, по мнению органов предварительного следствия, были нарушены.

Указанные требования уголовно-процессуального закона судом не выполнены.

Как следует из обвинительного заключения, по каждому из инкриминируемых <Л> преступлений вменялось то, что его действиями были существенно нарушены охраняемые законом интересы государства в сфере обеспечения государственных нужд, а также эффективность и результативность осуществления закупок товаров на контрактной основе, с причинением ущерба государству в лице Пограничного управления в особо крупном размере, который расценён как  тяжкие последствия. 

 Также в обвинении были приведены ссылки на конкретные нормативно-правовые акты, иные документы и должностной регламент <Л>, устанавливающие его права и обязанности как должностного лица, превышение которых вменялось органами предварительного следствия.

Однако, вопреки вышеуказанным нормам (ст. 15, 252, 299 и 307 УПК РФ) суд, придя к выводу о доказанности вины осуждённого, не привёл в приговоре ссылок на указанные в обвинительном заключении нормативно-правовые акты, иные документы и должностной регламент обвиняемого, устанавливающие его полномочия, и выйдя за рамки обвинения, в качестве нарушенных охраняемых законом интересов государства указал о том, что действиями  осуждённого был нарушен воинский правопорядок и созданы предпосылки для срыва отопительного сезона в подразделениях Пограничного управления.  

При этом, приведённые в обвинительном заключении вышеуказанные нарушения интересов государства и требований нормативно-правовых актов, иных документов, должностного регламента, инкриминируемые <Л>, суд не установил и фактически из обвинения исключил, не дав оценки и не указав никаких мотивов для этого.

Согласно разъяснениям, данным в п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30 июня 2015 года № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве», право обвиняемого на защиту включает в себя не только право пользоваться помощью защитника, но и право возражать против предъявленного ему обвинения.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ закрепляет, что суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты и создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав (ч. 3 ст. 15 УПК РФ).

Безмотивное исключение из обвинения вменённых органами предварительного следствия нарушений интересов государства и требований нормативно-правовых актов, иных документов и должностного регламента, по существу лишило осуждённого права обжаловать в апелляционном порядке решение суда первой инстанции в части доказанности либо недоказанности обвинения в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 286 УК РФ, ввиду отсутствия предмета обжалования, что привело к нарушению прав <Л> на защиту.

Указанные нарушения требований ст. 15, 252, 299, 307 УПК РФ являются существенными, повлиявшими на исход дела и искажающими смысл судебного решения, как акта правосудия, они не могут быть устранены судом апелляционной инстанции, поскольку препятствуют суду второй инстанции принять решение по существу, в частности внести в приговор нормативно-правовые акты и иные документы, как об этом приведено в апелляционном представлении, поскольку  были ли они соблюдены или нарушены не установлено, либо оправдать осуждённого как просит защитник, или постановить новый приговор в отношении <Л>.

В соответствии с ч. 3 ст. 50 Конституции РФ каждый осуждённый за преступление имеет право на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном федеральным законом.

По смыслу закона, конституционное право осуждённого на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном федеральным законом, является особой процессуальной гарантией, обеспечивающей реализацию права осуждённого на защиту, поэтому оно носит абсолютный характер и, в силу этого, не может быть ограничено.

Таким образом, допущенное судом первой инстанции нарушение невозможно устранить в суде апелляционной инстанции, не нарушив право осуждённого на защиту.

При таких данных, а также с учётом требований закона об обеспечении права осуждённого на защиту на всех стадиях производства по делу, в том числе путём реализации конституционного права на обжалование судебного решения, окружной военный суд приговор отменил, передав уголовное дело на новое судебное разбирательство в тот же суд со стадии судебного разбирательства.

 

Постановление приговора

 

Суд первой инстанции в нарушение требований ч. 1 ст. 88 УПК РФ не оценил всю совокупность доказательств, представленных стороной обвинения и исследованных в ходе судебного разбирательства, что повлекло отмену обвинительного приговора.

 

По приговору <…> гарнизонного военного суда от 14 марта 2022 года <…> <С> осуждён по ч. 1 ст. 159 УК РФ к штрафу в размере 100000 руб.

<С> признан виновным в том, что в августе 2019 года,  желая незаконно получать ежемесячную надбавку к денежному довольствию в размере 70 процентов оклада по воинской должности, положенную лицу, сдавшему на высший квалификационный уровень физической подготовки (далее – надбавка), без фактического выполнения им установленных нормативов по физической подготовке, представил командованию  ведомость результатов контрольной проверки физической подготовки от 23 мая 2019 года, содержащую недостоверные сведения о сдаче им физической подготовки на высший квалификационный уровень. В результате внесения указанных недостоверных сведений <С> с 23 мая 2019 года по 31 декабря 2020 года незаконно получил денежные средства в виде надбавки, на общую сумму <…>, которыми распорядился по своему усмотрению.

Проверив материалы уголовного дела по апелляционной жалобе, окружной военный суд отменил приговор по следующим основаниям.

Согласно ст. 297 УПК РФ, приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Приговор признается таковым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

В силу ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. Из этого следует, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и устранены.

В соответствии с требованиями ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать не только описание преступного деяния, признанного судом доказанным, доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, но и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства. При этом выводы обвинительного приговора относительно обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, должны быть бесспорны и однозначны.

Как следует из п. 3 ст. 389.16 УПК РФ, приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если в приговоре не указано, по каким основаниям при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, суд принял одни из этих доказательств и отверг другие.

В соответствии с п. 1 ст. 389.15 УПК РФ, несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции является основанием для отмены судебного решения в апелляционном порядке.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 года № 55 «О судебном приговоре», в описательно-мотивировочной части приговора, исходя из положений п. 2 ст. 307 УПК РФ, надлежит дать оценку всем исследованным в судебном заседании доказательствам, как уличающим, так и оправдывающим подсудимого. При этом излагаются доказательства, на которых основаны выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, и приводятся мотивы, по которым те или иные доказательства отвергнуты судом. В случае изменения показаний, данных участником уголовного судопроизводства при производстве дознания или предварительного следствия, суд обязан тщательно проверить те и другие его показания, выяснить причины изменения показаний и дать им оценку в совокупности с иными собранными по делу доказательствами.

Кроме того, согласно ч. 1 ст. 88 УПК РФ каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности – достаточности для разрешения уголовного дела.

Однако эти требования закона и разъяснения Пленума Верховного Суда РФ судом не соблюдены, а изложенные в приговоре выводы противоречат фактическим обстоятельствам дела.

Суд в приговоре отверг, признав недостоверными, показания осуждённого <С> о том, что 23 мая 2019 года, в день заключения контракта о прохождении военной службы, он был отправлен кем-то из своих начальников для сдачи физической подготовки, где в составе группы из не менее 10 человек, сдал нормативы по четырём упражнениям, в том числе, марш-бросок на 5 км в подменном обмундировании и с переданным ему автоматом, а на следующий день получил указанную выше ведомость, копию которой в тот же день отдал <М>.

Этот вывод суд сделал на основании показаний свидетелей о том, что начальники для сдачи нормативов физической подготовки его не направляли; военная форма на 23 мая 2019 года ему не выдавалась, оружие за ним не закреплялось; в ведомости, переданной <М>, вместо марш-броска на 5 км, положенный к сдаче <С> по должности, значится бег на 3 км; внештатные инспекторы по физической подготовке в части отсутствовали, приём физической подготовки 23 мая 2019 года в воинской части не производился.

Согласно приговору и материалам уголовного дела в обоснование вывода о виновности, не признавшего вину <С>, судом положены также копия ведомости результатов контрольной проверки физической подготовки от 23 мая 2019 года, из которой следует, что <С> сдал нормативы физической подготовки на высший уровень; копия выписки из ведомости результатов итоговой проверки, ежеквартальных, контрольных проверок по физической подготовке военнослужащих управления и подразделений войсковой части <…> в 2019 году, в которой <С> и другие военнослужащие, сдавшие 23 мая 2019 года на уровни не значатся, и копии расчётных листов на имя последнего о получении денежного довольствия в 2019 и 2020 годах, из которых следует, что <С> получил надбавку в указанном обвинении размере.

   Между тем показания свидетелей, изложенные в приговоре, противоречат другим их же показаниям, показаниям иных свидетелей, сведениям, содержащимся в документах уголовного дела, и оценка этим противоречиям в приговоре не дана. Не указаны в приговоре и мотивы, по которым суд из всех показаний свидетелей в основу приговора взял, лишь, некоторые из них. 

Так, в приговоре указано, что согласно показаниям свидетеля <…> – начальника физической подготовки и спорта воинской части, <С> физическую подготовку ему не сдавал и с таким вопросом лично к нему не обращался.

Однако суд не дал оценки показаниям этого же свидетеля в судебном заседании о том, что в показаниях на предварительном следствии он отрицал лишь индивидуальную сдачу <С> физической подготовки, но не отрицал возможность её сдачи подсудимым, как военнослужащим только что поступившим на военную службу по контракту, в день поступления на неё – 23 мая 2019 года, в составе группы такой же категории военнослужащих, что имело место в его практике; а также его утверждение о том, что если ведомость им подписана, значит, военнослужащий сдавал нормативы физической подготовки и сомнения в сдачи <С> физической подготовки, которые он мог сдать одному из его внештатных инструкторов, у него не имелось.

Согласно изложенным в приговоре показаниям свидетелей <…> – внештатных инструкторов по физической подготовке, они, не помнят, принимали ли физическую подготовку у осуждённого. При этом 23 мая 2019 года <…> находился в командировке, <…> и <…> – в отпуске, а <…> назначен внештатным инструктором по физической подготовке с августа - сентября 2019 года.

Вместе с тем показания свидетеля <…>, данные в судебном заседании, что он мог привлекаться по указанию командования для приёма физической подготовки и до назначения на указанную нештатную должность, судом не проанализированы.

Не дал суд оценку и показаниям свидетеля <…> (внештатного помощника <…>) о том, что <…> осуществлял проверку ведомости от 23 мая 2019 года на её достоверность и вернул бы её назад, если бы указанные в ней сведения были недостоверны.

В основу же приговора суд положил показания данного свидетеля о том, что в один из дней августа 2019 года двое военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, кто конкретно он не вспомнил, обратились к нему с просьбой составить ведомость о сдачи ими физической подготовки на высший квалификационный уровень, сообщив об осведомленности об этом начальника физической подготовки <…>. При этом суд исключил из объёма обвинения утверждение о том, что одним из этих военнослужащих был <С>, как не нашедшее своего подтверждения.

Согласно показаниям свидетеля <…> – военнослужащего, вносящего сведения в ПИРО <…>, изложенных в приговоре, в один из дней лета 2019 года <С> представил ему ведомость от 23 мая 2019 года, на основании которой, он включил его в проект приказов об установлении ему надбавки.

Однако, его же показания в судебном заседании о том, что <С> мог подать вышеуказанную ведомость и в мае 2019 года, а приказ о назначении надбавки мог быть издан и через несколько месяцев после сдачи ему ведомости, суд не оценил.

Также в приговоре изложены данные на предварительном следствии показания свидетеля <…> – командира батальона, согласно которым он подчинённого <…>. для сдачи физической подготовки не направлял, военнослужащие по прибытию к нему в батальон сдают нормативы входного контроля по физической подготовке.

При этом допрошенный окружным военным судом <…> – командир роты, показал, что эти нормативы сдаются там же, а также с привлечением тех же внештатных инструкторов по физической подготовке войсковой части. Кроме того, он пояснил, что в расположении всегда в свободном доступе имеется множество комплектов подменного обмундирования, а оружие на подчинённый личный состав могут получать в оружейной комнате командиры подразделений.

Указанные выше показания свидетеля <…> судом не проанализированы, их оценка на предмет проверки показаний <С>, о возможности направления его начальниками в первый день службы для сдачи нормативов входного контроля по физической подготовке, но принятия специалистами по физической подготовке у <С>. в группе с другими такими же военнослужащими, только что поступившими на военную службу, нормативов, позволяющих получить надбавку в рамках контрольной проверки и выдачи ему об этом соответствующей ведомости, судом не произведена. 

При этом данные противоречия имеют существенное значение для вывода суда о виновности обвиняемого.

Кроме того, оценивая исследованные в суде доказательства в совокупности путём их сопоставления, суд в приговоре сделал вывод о том, что находит их относимыми, допустимыми, достоверными и достаточными.

Этим суд признал достоверными все без исключения исследованные в суде доказательства – как те, которые по делу представила сторона обвинения, так и те, на которых сторона защиты обосновывала невиновность <С> и недоказанность обвинения.

Почему при такой положительной оценке в приговоре противоречивых и взаимоисключающих доказательств, исследованных им по делу, суд пришёл к выводу, именно, о виновности подсудимого, положа в основу приговора доказательства, только, доказывающие вину <С> и тем самым отклонил опровергающие их, обжалуемый акт аргументов не содержит.  

Таким образом, вопреки требованиям закона суд первой инстанции не в полной мере исследовал обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения уголовного дела. Он не проверил и не опроверг доводы в защиту подсудимого, не устранил выявленные противоречия. Ограничившись изложением в приговоре показаний осуждённого, свидетелей, письменных документов, положенных в обоснование выводов о виновности <С>, суд первой инстанции должным образом не проанализировал их и не дал им оценку, уклонившись от анализа доказательств, расходящихся с обвинением.

Вышеприведённые нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона являются существенными, повлиявшими на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, а изложенные в приговоре выводы суда не основаны на фактических обстоятельствах дела, установленных в судебном заседании.

В связи с этим окружной военный суд приговор отменил и передал уголовное дело на новое судебное разбирательство со стадии судебного разбирательства в тот же суд.

 

Рассмотрение материалов в порядке ст. 125 УПК РФ

 

Вывод судьи об отсутствии в поданной заявителем жалобе  в порядке ст. 125 УПК РФ предмета обжалования необоснован, поскольку им обжаловалось бездействие должностного лица следственного органа, которое способно причинить ущерб конституционным правам участников уголовного судопроизводства и затруднить им доступ к правосудию.

 

Постановлением судьи <…> гарнизонного военного суда от 11 января 2022 года <Р> отказано в принятии к рассмотрению жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ на постановление старшего следователя-криминалиста военного следственного отдела Следственного комитета России по <…> гарнизону <…> <…> от 16 сентября 2019 года об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении <Б>.

Судья, отказывая заявителю в принятии к рассмотрению его жалобы, сославшись на п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 10 февраля 2009 года «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», мотивировал своё решение тем, что в отношении <Р> вынесен обвинительный приговор, который вступил в законную силу. При этом  <Б> допрашивалась в качестве свидетеля по уголовному делу в отношении <Р>, что в свою очередь свидетельствует об отсутствии предмета рассмотрения жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ.

Между тем из содержания жалобы <Р>, поданной в порядке ст. 125 УПК РФ, следует, что заявитель обжалует не действия должностного лица в рамках уголовного дела в отношении него, а принятые тем действия по заявлению <Р>, связанные с принятием решения об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении <Б>, то есть самостоятельные действия, которые к существу уголовного дела в отношении заявителя отношения не имеют.

Таким образом, судьёй при решении вопроса о принятии жалобы <Р> к производству был не верно определён предмет обжалования, и жалоба заявителя на действия следователя подлежала проверке по основаниям, предусмотренным ст. 125 УПК РФ.

При таких обстоятельствах апелляционным постановлением окружного военного суда постановление судьи было отменено с передачей материала на новое судебное разбирательство в тот же суд со стадии принятия жалобы к производству.

 

По аналогичным основаниям судом апелляционной инстанции отменены постановления судьи <…> гарнизонного военного суда от 9 декабря 2021 года и судьи <…> гарнизонного военного суда от 20 декабря 2021 года, которыми соответственно адвокату <С>, действующему в интересах <Т>, и <У> отказано в принятии к рассмотрению жалоб в порядке ст.125 УПК РФ.

 

В соответствии с ч. 3 ст. 125 УПК РФ о рассмотрении жалобы, помимо заявителя, должны быть уведомлены иные лица, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием или решением.

 

Постановлением судьи <…> гарнизонного военного суда от
28 октября 2021 года производство по жалобе <Н> в части, касающейся не проведения следователем проверки по его заявлению от 30 августа 2021 года, о совершённых экспертом ФСБ России <Е> преступлений при даче им заключения в рамках уголовного дела в отношении заявителя, прекращено, а эта же жалоба в остальной части оставлена без удовлетворения.

Суд апелляционной инстанции данное постановление отменил ввиду нарушения судом первой инстанции уголовно-процессуального закона, исходя из следующего.

Согласно ч. 4 ст. 7 УПК РФ судебное решение должно быть законным, обоснованным и мотивированным, основываться на рассмотрении конкретных обстоятельств, а также на нормах материального и процессуального права.

В соответствии с ч. 3 ст. 125 УПК РФ судья проверяет законность и обоснованность действий (бездействия) и решений дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, прокурора с участием заявителя и его защитника, иных лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением.

Как следует из разъяснений, изложенных в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 года № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 УПК РФ», судья обязан обеспечить своевременное извещение о месте, дате и времени судебного заседания заявителя, его защитника, представителя, прокурора, руководителя следственного органа, следователя. Подлежат извещению иные лица, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением. К иным лицам относятся, например, потерпевший в случае обжалования обвиняемым постановления о возбуждении уголовного дела; подозреваемый (обвиняемый) в случае обжалования потерпевшим постановления о прекращении уголовного дела; подозреваемый, обвиняемый в случае подачи жалобы в их интересах защитником либо законным представителем.

Согласно представленным материалам 20 сентября 2021 года <Н> обратился в ВСО СК России по <…> гарнизону с заявлением от 30 августа этого же года, в котором просил возбудить уголовное дело в отношении эксперта <Е> по признакам преступлений, предусмотренных ст. 285 и 286 УК РФ, по факту составления экспертом заведомо ложного заключения по результатам проведённой почерковедческой экспертизы.

22 сентября 2021 года следователь ВСО СК России по <…> гарнизону <…> письменно уведомил заявителя о том, что материалы процессуальной проверки Книги регистрации сообщений о преступлении (далее – КРСП) № 177 от 20 сентября 2021 года по его сообщению о преступлении в отношении вышеуказанного лица, на основании п. 35 Инструкции об организации приёма, регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах (следственных подразделениях) системы Следственного комитета РФ, утвержденной Председателем Следственного Комитета РФ приказом от 11 октября 2012 года № 72, приобщены к материалам ранее проведённой процессуальной проверки КРСП № 229 от 2 ноября 2020 года, поскольку подано в отношении одного и того же лица и содержат признаки одних и тех же преступлений.

Вместе с тем жалоба <Н> в порядке ст. 125 УПК РФ на бездействие указанного должностного лица была рассмотрена судом без участия <Е>, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым решением, участие которого является обязательным. Каких-либо сведений о том, что он извещался о дате, месте и времени судебного заседания, материалы дела не содержат, почтовое извещение в материалах отсутствует, данных о его извещении иным способом также не имеется. Вопрос о возможности рассмотрения жалобы в его отсутствие в судебном заседании не обсуждался.

Таким образом, не извещение <Е> о рассмотрении жалобы <Н> в порядке ст. 125 УПК следует расценивать как лишение <Е> гарантированного УПК РФ права на участие в судебном разбирательстве, что могло повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

 

Возвращение уголовного дела прокурору

 

Суд апелляционной инстанции приговор отменил и возвратил уголовное дело прокурору в соответствии с п. 1 ч. 12 ст. 237 УПК РФ ввиду наступления новых общественно опасных последствий инкриминированного виновному лицу деяния.

 

По приговору <…> гарнизонного военного суда от 14 марта 2022 года <…> <Ч> осуждена по ч. 1 ст. 264 УК РФ к штрафу в размере 50000 руб. с лишением права заниматься деятельностью по управлению транспортными средствами на срок 1 год 6 месяцев.

Как следует из приговора, <Ч> признана виновной в том, что 4 октября 2021 года на участке автодороги <…> вблизи дома № <…> по ул. <…>, управляя автомобилем марки <…>, в нарушение требований п. 1.3, п. 1.5, абз. 1 п. 10.1 Правил дорожного движения РФ, допустила столкновение с движущимся навстречу автомобилем марки <…>, что повлекло причинение по неосторожности пассажиру автомобиля <…> <В> тяжкого вреда здоровью по признаку опасности для жизни.

Окружной военный суд, рассматривая уголовное дело по апелляционной жалобе законного представителя потерпевшей, установил следующее.

Согласно ч. 3 ст. 389.22 УПК РФ обвинительный приговор подлежит отмене с возвращением уголовного дела прокурору, если при рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке будут выявлены обстоятельства, указанные в ч. 1 п. 1 ч. 12 ст. 237 УПК РФ.

В соответствии с п. 1 ч. 12 ст. 237 УПК РФ судья по ходатайству стороны возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению судом в случае, если после направления дела в суд наступили новые общественно опасные последствия инкриминируемого обвиняемому деяния, являющиеся основанием для предъявления ему обвинения в совершении более тяжкого преступления.

Как следует из описания преступного деяния, признанного доказанным, в результате дорожно-транспортного происшествия (далее – ДТП) потерпевшей <В> была причинена тупая сочетанная травма тела, в том числе, закрытая черепно-мозговая травма. При этом повреждения, составляющие тупую сочетанную травму тела, вызвали расстройство жизненно важных функций организма, которое не может быть компенсировано организмом самостоятельно и обычно заканчивается смертью –  угрожающее жизни состояние в форме тяжелой мозговой комы II степени, острой сердечно-лёгочной недостаточности, состояния клинической смерти, а в дальнейшем, после оказания экстренной реанимационной помощи и выведения пострадавшей из состояния клинической смерти, развитие отека – набухания головного мозга с судорожным синдромом, нарушением свертываемости крови и обменных процессов организма. 

Согласно медицинскому свидетельству о смерти от 23 марта 2022 года <В> умерла 19 марта 2022 года. Причиной смерти стали отёк головного мозга и болезнь головного мозга уточнённая. Приблизительный период времени между началом патологического процесса и смертью составил 5 месяцев.

Из протокола патологоанатомического вскрытия следует, что причиной смерти <В> явилась посттравматическая тотальная мультикистозная энцефаломаляция.

В связи с сомнениями суда апелляционной инстанции в наличии прямой причинной связи между травмами, полученными потерпевшей в ДТП и наступлением её смерти, была назначена комплексная судебно-медицинская экспертиза.

Из заключения комплексной судебно-медицинской экспертизы от 9 июня 2022 года следует, что комиссия пришла к выводу о том, что причинённая <В> в ДТП закрытая тупая сочетанная травма головы, груди и левой верхней конечности, осложнилась тотальной кистозной энцефаломаляцией (некрозом, размягчением вещества головного мозга, гибелью нейронов) полушарий мозга, базальных ганглиев и мозжечка, которая и послужила причиной её смерти.

Комиссией экспертов также установлено, что между травмами, полученными <В> в ДТП 4 октября 2021 года и наступлением её смерти 19 марта 2022 года имеется прямая причинно-следственная связь.

Таким образом, после постановления приговора возникли новые общественно опасные последствия инкриминируемого виновному деяния, являющиеся основанием для предъявления обвинения в совершении более тяжкого преступления.

При таких данных суд апелляционной инстанции приговор гарнизонного военного суда отменил и уголовное дело возвратил военному прокурору <…> гарнизона для устранения препятствий к его рассмотрению судом.

 

Гражданский иск

 

Неправильное применение судом норм уголовно-процессуального закона, регламентирующих разрешение вопросов по гражданскому иску, повлекло отмену приговора в этой части.

 

По приговору <…> гарнизонного военного суда от 5 апреля 2022 года <…> <С> осуждён к лишению свободы: по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ на срок 12 лет, по  п. «б» ч. 3 ст. 242 УК РФ на срок 2 года, по пп. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 2422 УК РФ на срок 8 лет.

В соответствии с чч. 1 и 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний <С> назначено окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 13 лет в исправительной колонии строгого режима.

Также судом частично удовлетворён гражданский иск законного представителя несовершеннолетних потерпевших <…> и <…><Н>, о компенсации морального вреда. В пользу <Н> постановлено взыскать со <С> 300000 руб., в удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Согласно ст. 299 УПК РФ при постановлении приговора суд разрешает вопросы о том, подлежит ли удовлетворению гражданский иск, в чью пользу и в каком размере.

В соответствии с положениями п. 10 ч. 1 ст. 299, п. 1 ч. 1 ст. 309 УПК РФ неправильное разрешение гражданского иска в уголовном деле является основанием для отмены приговора суда в этой части.

Согласно приговору, по результатам рассмотрения гражданского иска, суд пришёл к выводу о взыскании со <С> компенсации морального вреда в пользу представителя несовершеннолетних <Н>.

Между тем это решение принято судом без учёта разъяснений, изложенных в п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13 октября 2020 года № 23 «О практике рассмотрения судами гражданского иска по уголовному делу», согласно которым в случае, если потерпевшими по уголовному делу являются несовершеннолетние, то по искам, заявленным в их интересах, взыскание производится в пользу самого несовершеннолетнего. При этом в силу положений п. 26 этого же  постановления Пленума при определении размера компенсации морального вреда необходимо учитывать характер причинённых потерпевшему физических и (или) нравственных страданий, связанных с его индивидуальными особенностями, степень вины подсудимого и т.д.

С учётом данных обстоятельств окружной военный суд приговор в части разрешения гражданского иска отменил, направив уголовное дело в этой части на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

 

 

Врио председателя суда                                                                    И.В. Турищев

 

 

опубликовано 13.09.2022 05:49 (МСК), изменено 13.09.2022 05:57 (МСК)
ОФИЦИАЛЬНАЯ НОВОСТНАЯ ЛЕНТА СУДА И ПОДВЕДОМСТВЕННЫХ ГАРНИЗОННЫХ ВОЕННЫХ СУДОВ:
 

КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

672002, г. Чита,

ул. Ленинградская, д. 100

Тел.: (3022) 31-60-40

2vovs.cht@sudrf.ru vsovs@mail.ru

 

Постоянное судебное присутствие:

630117, г. Новосибирск,

ул. Арбузова, д. 14

тел.: (383) 306-32-00

ВРЕМЯ РАБОТЫ СУДА

(г.Чита)

Понедельник - четверг:

08.15 - 17.15 

Пятница: 

08.15 - 16.00 

Обеденный перерыв:

13.00 - 13.45 

Выходные дни:

суббота, воскресенье


ВРЕМЯ РАБОТЫ

Постоянного судебного присутствия (г. Новосибирск)

Понедельник: 

08.00 - 17.00 

Вторник - четверг: 

08.00 - 16.30

Пятница:

08.00 - 16.00 

Обеденный перерыв: 

12.00 - 12.30 

Выходные дни: 

суббота, воскресенье

ПРИЁМ ГРАЖДАН:

ПРИЁМНАЯ (г.Чита)

Каб. 102, тел. (3022) 36-33-66

Ежедневно (кроме выходных и праздничных дней) в течении всего рабочего дня


ПРИЁМНАЯ (г.Новосибирск)

Каб. 105, тел. (383) 306-31-70

Ежедневно (кроме выходных и праздничных дней) в течении всего рабочего дня